Юристы или адвокаты? | Алексей Кончин: правовая персональная помощь

Юристы и адвокаты: в чём разница? (часть вторая, фактическая)

В первой части статьи были рассмотрены формальные аспекты отличия юристов и адвокатов.

И, как могли убедиться, отличий не так уж и много. По сути дела, существенное — только одно.

Что же касается фактических отличий, то они гораздо более весомые.

Вторая часть. Юристы и адвокаты: отличия фактические.

Главное отличие любого адвоката от юриста в следующем.

Образ мыслей. Менталитет.

Юрист созидает и создаёт.

Мысли юриста сориентированы на созидание.

Юрист стремится помочь клиенту, формируя для него юридически правильную позицию. Он эту позицию выстраивает, созидает.

Адвокат же разрушает, а не создаёт.

Он, безусловно, тоже помогает клиенту. Но помогает ему «от обратного», разрушая позицию противоположной стороны. Адвокат опровергает, выискивая слабость доводов оппонента, через это формируя и отстаивая своё представление ситуации.

И, хотя его желания и мысли также направлены на построение собственной правовой позиции от имени клиента, но суть такой позиции почти всегда в развенчивании аргументов и утверждений противной стороны. Задача адвоката — это развалить до основания, до фундамента, «здание позиции» оппонента, после чего на освободившемся месте, используя или не используя оставшийся фундамент, построить нечто своё, отличное от оппонента.

Почему так, давайте разбираться.

Адвокат изначально, по определению, человек, который трудится только сам на себя.
Один из московских адвокатов, с которым мне довелось сотрудничать, с определёнными пиар-регалиями, ключевой партнёр одной из московских коллегий адвокатов, гордо сравнивал  адвокатов с волками. Дескать, поскольку рыщут и ищут везде себе добычу, как волки.
В чём-то он, безусловно, прав. Но у этой правоты есть оборотная сторона, в которой заложена основная беда адвокатского бизнеса.
Адвокаты изначально, по своей природе, одиночки. Так устроен их бизнес. Поэтому у адвокатов, как правило, нет полноценной стабильной команды, нет организации. Они не желают платить команде, не желают ни с кем делиться. Ни деньгами, ни славой, ни вниманием. Безусловно, они вынуждены это делать, поскольку сами не могут объять всё. Но стараются сделать это в самых минимальных масштабах.

Показателен следующий момент.
Клиенты, когда хотят обратиться к услугам адвоката вообще, как правило, свой поиск направляют на поиск коллегий адвокатов. И обращаются затем именно в выбранную коллегию адвокатов. Но мало кто из клиентов знает, что хотя коллегия адвокатов и юридическое лицо, но договор на оказание юридических услуг, клиент заключит не с юридическим лицом «коллегия адвокатов такая-то», а с конкретным адвокатом. И ответственность за качество оказываемых услуг будет нести не коллегия, а конкретный адвокат.
Вот и получается, что хоть адвокаты вроде бы и относятся к конкретной коллегии, юридическому лицу, но при этом каждый из них — сам по себе. Это к вопросу про «организованность» адвокатов. Да, есть адвокатские бюро, но их значительно меньше, нежели коллегий адвокатов.

По моим длительным наблюдениям, адвокат по своей природе не способен создавать собственную стабильную команду на долгий срок и, самое главное — не умеет работать в команде. В отличии от юристов. Безусловно, есть исключения, но такие редкие, что только подтверждают написанное.

Именно поэтому адвокаты строят свой бизнес так, чтобы заниматься только теми делами, в которых результат возникает как можно скорее. Делами, где оплата, деньги, появляется как можно раньше, чаще и больше, а клиент показывается на глаза как можно реже. И отношения с клиентом прекращаются как можно быстрее.
В этом квинтэссенция юридической деятельности адвоката. Под это и заточен образ мыслей адвоката.

И самое оптимальное для подобного образа мыслей — это судебные разбирательства или споры.
Та зона приложения юридических усилий, где для непосвящённого всё опутано юридическим туманом, где обычному человеку, неспециалисту, самостоятельно разобраться и что-либо сделать правильно очень непросто.
Проблема переходит в суд тогда, когда она достигает своего пика, кульминации. Именно на этом пике чаще всего можно встретить адвокатов. Они всегда делают основной упор своей деятельности на представительстве интересов в суде. В той точке, когда клиенту просто-напросто некуда деваться. Ему надо идти в суд, где он ничего не знает, где самостоятельно он, скорей всего, не достигнет нужного ему результата. И вот в этой точке клиент (пока ещё потенциальный), начитавшийся книг и насмотревшийся телепередач и детективных фильмов, вспоминает и выстраивает логическую цепь: «проблема — суд — адвокат».

Он вспоминает про адвоката. А адвокат только того и ждёт.

Он ожидает клиента именно с судебной проблемой, то есть проблемой, которая добралась или вот-вот доберётся до суда. Клиента, который уже созрел для того, чтобы тратить свои деньги на решение судебной проблемы. И адвокат, понимая это, будучи типичным предпринимателем от юриспруденции, старается продать свои услуги клиенту максимально дорого.
Что же касается суда, то в суде любая проблема решается кардинальным образом: либо победил, либо проиграл. И при этом ключевая  задача каждой стороны — убедить суд, что другая сторона неправа, иными словами — разрушить позицию другой стороны.
Можно конечно заявлять, что стороны не разрушают позицию другой стороны, а выстраивают свою, но если копнуть глубже, то становится понятно, что выстраиванием своей позиции преследуется ни что иное как разрушение позиции противоположной стороны.
В суде ни одна из сторон не ищет компромиссов, ни одна из сторон не стремится к созиданию, в суде это априори невозможно. Просто потому, что не затем туда обращаются. Компромиссы и созидание — это досудебные взаимоотношения. А любой компромисс в суде — это всё равно чьё-либо поражение, разрушение чьей-либо позиции.

А что юристы, спросите вы, которые неадвокаты? Разве они не также действуют?

А юристы, то есть те специалисты по правовым вопросам, которые, как я, имеют иной образ мыслей, нежели адвокаты, которые, как я, не стремятся получить «адвокатские корочки», — вот такие юристы занимаются всем спектром юридической деятельностью. И лишь часть такой работы составляют судебные разбирательства.
Более того, судебные тяжбы у юристов — та часть работы, которой должно быть мало. От неё сложно избавиться, но к этому надо стремиться. Судебные тяжбы, на мой взгляд, не самая важная составляющая работы уважающего себя юриста-профессионала.
Самая важная работа у юристов — созидательная юридическая работа, работа, исключающая появление судебных тяжб.
Задача юриста — добиваться формирования для клиента такой юридически правильной позиции, зная о которой, ни один контрагент не посмеет посягнуть на права и интересы клиента, поскольку будет понимать, что любое посягательство изначально невыгодно и обречено на провал.
Это чрезвычайно кропотливая работа, результат которой измерить и оценить очень сложно.

Наглядный пример из свежайшей практики.

Договор поставки оборудования на сумму свыше 3 млн. Евро. Содержащий небольшую неточность в определении сроков поставки. Неточность техническую, обусловленную тем, что редакция договора несколько раз менялась, договор переподписывался с разными уточняющими правками, стороны же, как водится, друг друга заверяли в том, что намерены добросовестно исполнить свои обязательства по факту, даже если что-то не так написано в договоре.
Оборудование фактически поставлено в полном объёме. Покупатель до конца не рассчитался, задолжав порядка полумиллиона Евро.
Но из-за этой неточности у покупателя есть зацепка в порядке исчисления сроков. И он, недолго думая, забыв обо всех договорённостях, которые имели место, но не были оформлены надлежащим образом, обращается в суд с иском о взыскании неустойки в размере, превышающем 1 млн. Евро.
Работа юриста должна была заключаться в том, чтобы проверить правильность текста договора перед подписанием, а всем устным договорённостям придать надлежащую форму. Какая, казалось бы, ерунда! И работы-то — всего ничего, пустяк.
Но эту работу никто не сделал. По причине отсутствия юриста у клиента на тот момент. По причине нежелания платить юристу.
В итоге возникла весьма высокая вероятность взыскания с клиента 1 миллиона Евро. Ну и плюс к этому дополнительная отсрочка по времени по оплате задолженности в размере 0,5 млн Евро, поскольку взыскать этот долг до разрешения дела по уже поданному иску со стороны покупателя не получится.
Если бы всё было сделано надлежащим образом изначально, то ни о какой неустойке не могло бы и речи быть, поскольку не было бы  ни одного основания для заявления о просрочке поставки.
Получается, что гипотетический эффект от надлежащей работы юриста можно грубо оценить как равный 1 миллиону Евро. Неплохо, правда? Учтите ещё и то, что не было бы необходимости ждать взыскания 500 000 Евро задолженности с покупателя.

А теперь же надо решать вопрос в суде.
Согласитесь, что при оформлении договора к услугам адвоката (не юриста) уж точно никто бы не прибег, такой мысли даже не возникло бы. Если уж на юристе сэкономили, а адвокаты же — это «каста», они в судах работают, чего им мараться договорами.
Однако сейчас, поскольку дело в суде, вопрос о привлечении адвоката уж точно не выглядит чем-то неправильным и излишним. Но адвокату же за процесс надо платить! Гонорар адвоката будет измеряться примерно от 5 до 10%  суммы иска, понимая, что адвокат не может гарантировать выигрыш спора, поскольку формально пока истец-то прав.
Адвокату в процессе ничего не останется как пробовать пытаться сломать позицию противной стороны, доказывая, что просрочки не было, что оснований для неустойки нет, поскольку воля сторон была направлена на иные сроки выполнения договора и т.п.
Давайте оценим:
— прибегнув своевременно у услугам юриста, то можно было бы с абсолютной уверенностью утверждать, что, заплатив за правовое обслуживание, порядка  80 000 — 150 000 рублей (использую суммы стоимости своих услуг) за тот месяц, в котором окончательно подписывался договор, можно было бы избежать риска потери 1 000 000 Евро;
— прибегая же к услугам адвоката сейчас, абсолютно точно не меньше 1 000 000 рублей будет уплачено за его услуги, и при этом риск потери 1 000 000 Евро всё равно остаётся высоким.
Мне кажется, объяснять, что же является более выгодным для клиента: услуги юриста или услуги адвоката, излишне, поскольку эффект созидательной деятельности юриста, заметно выше чем эффект от разрушительной деятельности адвоката. Вы согласны?

Но, безусловно, эффективная созидательная юридическая деятельность по силам лишь профессионалам высочайшего уровня, к которым отношу себя.

Вот в итоге мы добрались к тому, в чём состоит ключевое практическое отличие юриста от адвоката или адвоката от юриста.

У юриста и адвоката по факту — разные цели и задачи, которые обусловливают у каждого свой образ мыслей и способы взаимодействия с клиентами.

Адвокат в подавляющем большинстве случаев не занимается позитивной, созидательной деятельностью, в отличие от юриста.

Адвокаты судятся. И судятся они по тем материалам дел, которые сформированы до них другими лицами.

Адвокаты не принимают участия в созидании. Цель адвоката — разрушать и воевать. Их главная задача — либо убедить клиента затеять спор и участвовать в споре, либо сразу участвовать в споре.

Главная же задача профессионального юриста — сделать так, чтобы никакого спора не возникло, а если спора избежать не удаётся, то сделать так, чтобы его разрешение ограничилось внесудебным общением между сторонами на обычных переговорах. И только в крайнем случае — перевод спора в судебную плоскость.
При этом юристы изначально помогают своим клиентам выстраивать такие отношения, где вероятность возникновения споров сводилась бы к нулю.

Как бы это дико не прозвучало, но для самого адвоката, по большому счёту, неважно, какой результат он, а точнее, его клиент, получит в результате всей его работы в суде.
Почему так?
Да потому, что адвокат по своей природе — сутяжник, а не юрист-созидатель. И клиентом не занимался на досудебной стадии с тем, чтобы исключить доведения ситуации до суда. Он не формировал поведение клиента так, чтобы максимально исключить вероятность возникновения. А коль адвокат ничего не делал для клиента, то и он не может отвечать за весь тот бэкграунд клиентского вопроса, с которым клиент «докатился» до суда. А бэкграунд клиента может быть разный.
Получится у адвоката при имеющемся бэкграунде выиграть дело — отлично! Он запишет себе это в актив. Это будет распиарено. И про «гонорар успеха» обязательно зайдёт речь.

Ну а уж если не получится, тогда клиенту объяснят, что клиент сам виноват, поскольку изначально всё делал неправильно, что бэкграунд его дела оказался настолько плох, что все неимоверные усилия адвоката, которые он предпринял, не привели к нужному результату.
Именно поэтому адвокаты никогда ничего не гарантируют. Никогда и ни за что не отвечают. Они иногда обещают, что постараются выиграть дело в суде, чтобы заполучить клиента, но как только его заполучают, так сразу начинают «стелить соломку» себе, вещая клиенту, насколько непростым оказалось по факту его дело.

Из всего изложенного вытекает ещё одно отличие адвоката и юриста.
Отличие в ключевых показателях оценки успешности деятельности адвоката и юриста, в так называемых KPI (КиПиАй).
У адвоката основные КиПиАй в том, сколько судебных процессов он провёл и сколько судебных процессов выиграл. Чем больше, тем лучше. В обоих случаях.

А у юриста?
У юриста основной его КиПиАй тоже количество судебных процессов.  Только наоборот. Чем меньше дел у юриста дошло до суда, тем лучше.
Дело в суде — это минус работе юриста.

Заканчивая выяснять, в чём разница между юристом и адвокатом, хотелось бы привести слова бывшего Нью-Йоркского окружного прокурора Рудольфа Джулиани (до 2001 г. — мэр Нью-Йорка).

Хороший адвокат или прокурор должен выигрывать свою партию до суда, пока «клещи» правосудия не сомкнулись на тонкой шее обреченного.

Да, речь про адвоката и прокурора, и, соответственно про уголовный процесс, но надо учесть, что это слова представителя англо-саксонской правовой системы, где совершенно точно между понятиями «юрист» и «адвокат» можно поставить знак равенства, в отличие от правовой системы, сложившейся в настоящее время в Российской Федерации.

К записи "Юристы и адвокаты: в чём разница? (часть вторая, фактическая)" 2 комментария
  1. Роберт:

    Позиция верная но спорная -в части саморекламы автора -Юристов много -но иногда коммерция и нажива -реально -цель . Адвокаты намного более корыстны, чем больше заседаний- тем лучше и могут затягивать процессы максимально- ходатайствуя об экспертизах и прочими уловками и неуловками. Юристы в отличие от адвокатов реже используют клиента как дойную корову- Если есть остатки совести в наш материальный век.В России и Украине адвокатская реформа -выкачка денег в Адвокатские коллегии и адвокатам -помагающим Юристам стать адвокатами, но Малозначительные споры- до 172 000 гривен в Украине и по определению суда -до 800 00 гривен -Лазейка для Нормальной работы Юристов в правовом поле.Юристу комфортнее работается на предприятии в коллективе, адвокат в своем офисе -часто арендованном культивирует культ личности -спорный культ -уважения достойны немногие адвокаты -ремесленники.

Оставить свой комментарий

Поиск по сайту
© 2018    Алексей Кончин    //    Войти   //    Вверх